Город Ковров основан в 1778 году
г Ковров | история | события | каталог | арт | справка | ICQ
чат | форум | ГАЛЕРЕЯ | погода

А. Г. Радугин. О городе Коврове Владимирской губернии

В неофициальной части № 37 Владимирских губернских ведомостей за 1886 год помещена статья: «г.Ковров и Князья Ковровы». Автор ее г.Токмаков, как видно, с любовью и энергией взялся было за свое дело, — порылся немало в отечественной истории, перечитал все доселе вышедшие печатные корреспонденции о Коврове, потрудился разобрать надписи на могильных плитах, составляющих единственную древность, существующую в настоящее время в г. Коврове, — но наконец был должен положить перо в грустном сознании, что при тех данных, какие до сего времени открыты, невозможно составить, не говоря уже полной, но и достаточной для любознательности истории о г. Коврове.

Вполне соглашаемся с таким выводом почтенного автора. Нет, еще должно быть не пришла пора воздвигать исторические памятники небольшим городам нашего отечества; довольно, если наше время положит основные камни для этих памятников.

В сих видах и я, сделавшийся местным жителем г.Коврова, приношу свой камешек для основания исторического памятника этому городу. На том месте, где теперь стоит Христорождественский собор, во времена древние, было расположено село Рождествино с одной деревянной церковью, во имя Рождества Христова, окруженное густым сосновым бором, изобиловавшим дичью, зайцами. белками, волками и медведями.

В XIV столетии это село Рождествино было пожаловано в отчину князьям Коврам, из фамилии Стародубских, живших в 14 верстах от Рождествина в городище Стародубе-Ряполовском (что ныне село Кляземский городок) и получившим название Ковер, Ковры, от того, что один из князей Старо-дубских-Ряполовских, именно князь Андрей Федорович во время Куликовской битвы с Мамаем в 1380 году, ворвался в ставку Ханскую и взял из нее дорогой цены ковер, за каковой подвиг Великий Князь Дмитрий Иоаннович Донской и назвал князя Андрея Ковром. По имени новых владетелей село Рождествино и начало называться Коврово. Вскоре после пожалования села Рождествина, князьями Коврами близ Рождественской церкви воздвигнут был деревянный княжий терем, а попам для домов отведено было место под горой на берегу озера, которое и поныне называется Поповым озером. 1505 года при Великом Князе Иоанне III один из Князей Ковров, или как начали называть их Ковровых, именно Князь Василий Иванович Ковер, или Ковров, был первым Российским наместником вновь приобретенной великой Перми, сыновья его были: Андрей, Иван и Семен Васильевичи; из них первый в 1523 году, в эпоху уничтожения ордена Ливонских рыцарей и присоединения к России Смоленска, бывши при Псковском наместнике Князе Петре Ряполовском, скончался на Вороначе, при городе Полоцкой области в ста верстах от Полоцка, и перевезен в Коврово на фамильное кладбище. Этим трем братьям в 1533 г. учинен раздел родовых поместий; село Рождествино, Коврово тож, досталось на часть Князю Семену Васильевичу, сыном которого Иоанном в 1567 г. приложено к Суздальскому Спасо-Евфимиевскому монастырю при архимандрите Савватии, а в 1572 году вдовой, после Князя Василия Ивановича, Мариею, урожденною Княжной Мезецкой, к тому же монастырю приложены: сельцо Андреевское, деревни Сувориха, Салтаново, Угримова, Фролова с пустошами, лесом, рыбными и бобровыми ловлями. Внуком Князя Ивана Андреевича к тому же монастырю при архимандрите Иове приложены деревни с пустошами: Садищи, Коверзино, Ивакино и Витино, а в 1577 г. двоюродным братом Князя Никиты, Князем Иваном, сыном Осипа Андреевича, который в этом году предводительствовал стрельцами и боярскими детьми против Татар, приложены сельцо Шашовка и деревня Зуреева с пустошами. В духовном завещании Царя Иоанна IV между прочим сказано о Коврове: «да ему же сыну Ивану и село Василия Коврово». Поступивши в 1567 г. во владение Суздальского Спасо-Евфимиевского монастыря, Ковров с деревнями Шашовым и Салтанихой, так и оставались достоянием монастырским до времени отобрания от монастырей имений при Императрице Екатерине II. За все это время в преданиях жителей г. Коврова сохранилось только то, что из остатков ветхого княжеского терема служивыми людьми Спасо-Евфимиевского монастыря, устроена приказная изба для въезда монахов и учинения суда и расправы над Ковровитянами, да еще то, что во времена Годунова, вместо деревянной церкви, в Коврове устроена каменная, существующая доселе с колокольней, теперь не существующей, средствами жителей Ковровских при пособии от монастыря. Вскоре после отчисления от Спасо-Евфимиевского монастыря село Коврово при Екатерине II переименовано в уездный город; открытие города производил Владимирский наместник Воронцов, который любил охотиться в густых лесах Ковровских, и, встречая всегда во время охоты множество зайцев по представлению наместника так и утвержден герб для Коврова: два зайца в поле. В 1789 г. новооткрытый уездный город Ковров весь сделался жертвою пожара почему на короткое время и обращен был в посад, — а потом в 1804 г. опять утвержден городом. В 1834 г. с 9 на 10 июля город Ковров опять почти весь выгорел, сохранились только присутственные места, церковь, гостиный двор и 10 домов обывательских. 10-го числа Владимирский вице-губернатор Смирнов, прибывши в Ковров, предложил чиновникам сделать пожертвование в помощь погоревшим. Потом, объезжая прочие города губернии, везде побуждал к посильной помощи Ковровитянам, а гражданский губернатор Сергей Степанович Ланской в представлении своем министру, отчетливо изложив о плачевном состоянии города, ходатайствовал довести о сем до ведения Государя.

Государь Император Николай Павлович Высочайше повелеть соизволил: отпустить из казначейства 30000 рублей в ссуду погоревшим жителям сроком на 15 лет, без процентов, под залог с круговым поручательством с рассрочкой в уплате. В пользу жителей, лишенных возможности воспользоваться ссудой, Высочайше ведено открыть подписку по Владимирской губернии.

После сего Ковров начала мало-помалу строиться по-новому, Высочайше утвержденному и подписанному собственной рукой Государя Императора Николая 1, плану, каковой план в подлиннике и доселе хранится в Ковровской городской думе, в раме за стеклом.

Через два года после пожара, именно в 1836 г. августа 14 числа в 7 часов пополудни, Государь Император Николай Павлович изволил осчастливить своим высоким посещением г. Ковров. С утра до двух часов за полдень погода стояла ненастная, крупный дождь разгонял толпы любопытных, но к счастью, ненастье кончилось; запад, куда были устремлены взоры любопытных, прояснился; солнце в полном сиянии начало закат свой. Тысячи народа, разместясь по всем направлениям назначенного тракта, с жадностью смотрели по возвышенности поймы, откуда видны были скакавшие экипажи свиты Его Величества. Лишь только флигель-адъютант Львов сказал, что в следующем экипаже изволит ехать Государь, народ бросился к мосту. Здорово дети! было первым приветственным словом Царя собравшемуся народу; как скоро экипаж въехал на мост, Государь изволил снять фуражку, перекрестился и спросил: какая река? Клязьма, Ваше Величество, отвечал народ и опрометью бежал за коляской Государя; когда же она поднялась в гору к собору, сотни усердствовавших взялись за постромки и вынесли на себе. На крыльце назначенной квартиры (дом чиновника Остроумова) Его Величество изволил принять от городничего рапорт и спросил городского голову Илью Шаганова: чей этот каменный дом, что возле реки? моего родителя купца Федора Шаганова. Почему не отстраивается? Голова отвечал и Государь изволил взойти в назначенные комнаты. Народ покрыл собой всю площадь и беспрерывное «ура» оглашало воздух. Император в вицмундире с серебряными эполетами с графом Бенкендорфом и полковником Раухом кушал русский хлеб-соль. Сквозь окна народ смотрел на своего отца с сердечным умилением. Три четверти часа продолжался обед Его Величества и, когда лошади были поданы, Бенкендорф, вышед вперед, принял прошения. Государь, выходя из зала, изволил спросить: «кто хозяин дома? и когда хозяин представился Его Величеству, Император изволил сказать: благодарю тебя за квартиру, благодарю, прощай». Потом сел в коляску, народ, окружив ее, препятствовал ехать. Император легким наклонением головы и улыбкой изъявил свое удовольствие, потом рукой сделал знак, чтобы народ освободил экипаж. Видя удовольствие Царя, народ добровольно раздвинулся; экипаж быстро полетел и скоро скрылся за городом, при заходе солнца в 8 часов по-полудни. Свиту Его Величества составляли: генерал адъютант Граф Бенкендорф, генерал-адъютант Адлерберг 1-й, прусский полковник Раух, флигель-адъютант полковник Аьвов, лейб-медик Арендт, статс-секретарь Позен. Почетному караулу, состоявшему из инвалидов, Государь пожаловал 50 рублей, а хозяину квартиры 150 рублей. С 10-го на 11-е августа того же года в ночи проехал Ковровом в Нижний Новгород министр финансов Канкрин, 12-го товарищ министра внутренних дел граф Строганов.

В 1837 г. августа 4 также проездом посетил Ковров Наследник Цесаревич Александр Николаевич, который был и в Ковровской церкви, для слушания в ней молебна, совершенного местными двумя священниками Михаилом Туторским и Силою Архангельским при сослужении местного же дьякона Льва Марморова.

В 1857 г. августа 7-го числа г. Ковров опять сделался жертвой пламени; в этот пожар сгорело 54 лучших обывательских домов. Наконец в 1872 г. июля 16 еще раз страшный пожар опустошил г. Ковров, испепеливши 57 домов, почти в тех же кварталах, в каких был пожар в 1857 г. Кроме того, эпидемическая болезнь холера, опустошившая в последнее время часть России, не миновала и г. Коврова, похитив в нем немало жертв в 1848, 1860, 1866 и в 1871 годах. Несмотря на так часто повторявшиеся тяжелые года, г. Ковров, по милосердию Божию, в настоящее время довольно хорошо обстроился и значительно увеличился жителями в года, последующие за уничтожением крепостного права в 1861 г., а потом еще, когда в полуверсте от него прошла линия Московско-Нижегородской железной дороги.

Местная глубокочтимая святыня г. Коврова есть св. икона Смоленской Божией Матери, написанная как говорят люди знающие — более 200 лет тому назад. Эта икона, по преданию, найдена чудесно сохранившеюся и нимало невредимою на пепелище деревянной дотла сгоревшей церкви села Новоселок, Нестеровки тож, бывшего в 7-ми верстах от Коврова и теперь не существующего. Икона Смоленской Божией Матери в настоящее время находится в Христорождественском соборе г. Коврова в сребро-позлащенной ризе с жемчужным убрусом и венцом из разноцветных камней на главе Богоматери. Пред нею соборным причтом с давних пор совершается торжественное молебно-акафистное пение по дням воскресным, — и 28-е июля — день празднования Смоленской Божией Матери для Ковровитян всегда составляет большой праздник с однодневной ярмаркой.

Близ Коврова, в лесу есть урочище, именуемое Ширина гора, замечательное тем, что в этой горе до сих пор многие подозревают существование каких-то сокровищ, скрытых будто бы, имевшею здесь пристанище шайкой разбойников, под предводительством атамана Ширина, и грабившего купеческие караваны при провозе их в Нижегородскую ярмарку. Но охотники до кладов никогда никаких кладов не находили, а вырывали нередко остовы и кости человеческие, которые были или остатки от жертв грабежа разбойников, или кости самих разбойников, сложивших свои буйные головы в тишине вековых сосен. Впрочем, про остовы и кости человеческие находимые нередко на Шириной горе, среди некоторых жителей г. Коврова существует и еще гадание историческое. По летописям отечественной истории известно, что во время так называемой панщины или владычества поляков во времена междуцарствования России, поляки, под предводительством пана Александра Лисовского, долгое время были в Суздале, а 6-го марта 1609 г. разгромили и разграбили город Стародуб Кляземский, что ныне село Кляземский городок в 14-ти верстах от Коврова. Таким образом остовы и кости человеческие на Шириной горе могут свидетельствовать о стоянке поляков при осаде Стародуба, или даже не была ли здесь битва поляков с Кляземскими Стародубами.

Владимирские губернские ведомости. № 42, 43. 1886.

 
Рейтинг@Mail.ru

webmaster
© www.kovrov33.ru 2000—2020
При использовании информации с сайта www.kovrov33.ru ссылка на сайт обязательна.
г Ковров